Травма как пограничная ситуация

14 Апреля 2017
2357

Максим Пестов
Врач-психотерапевт, гештальт-терапевт

Для того, чтобы говорить о травме, начнем издалека - с вопроса о том, как формируется психика. В начале своей карьеры как человеческого существа ребенок вообще не обладает психикой, место которой занимают аффекты и телесный дискомфорт как главный побудительный мотив.

Эту стадию развития можно назвать шизоидной, потому что на этом этапе отсутствуют отношения с объектом, которого попросту нет. Психическое пространство ребенка затоплено недифференцированными ощущениями, которым опекающее лицо придает форму и тем самым упорядочивает хаотическое возбуждение.

Это состояние должно быть очень пугающим и именно поэтому главная задача этого периода заключается в приобретении ощущения безопасности. Здесь большее значение имеет не отношение с чем-либо, но переживание успокоения и оно, напоминаю, пока еще безобъектно.

Объект приобретается на следующей стадии развития, или личностной организации, однако отношения с ним характеризуются размытыми границами между субъектом и объектом и жесткими границами внутри психического пространства субъекта.

Размытые границы обозначают состояние крайней зависимости, когда эмоциональное состояние одного участника взаимодействия неизбежно определяется состоянием другого. Словно бы другая реакция, помимо отреагирования, невозможна и орган контроля за психическим состоянием находится снаружи.

Для того, чтобы противостоять этой проницаемости внешних границ, психика формирует особую защиту, которая называется расщепление. Суть ее заключается в том, что если я не могу регулировать изменение своего состояния под внешним воздействием, тогда внутри я научусь отключать ту часть психика, которая оказалась измененной.

Другими словами, если в отношениях с объектом я ощущаю себя слабым и беспомощным и ничего не могу поделать на границе контакта, тогда я могу поместить эту невозможную границу вовнутрь и перестать ощущать себя слабым и беспомощным.

Метафорически выражаясь, принять таблетку от головной боли, вместо того, чтобы лечить вызвавшую ее простуду. Оставаясь беззащитным перед лицом внешнего агрессора, субъект обучается быть чрезвычайно агрессивным по отношению к себе. А точнее, к некоторым психическим состоянием.

Пограничное внутриличностное расщепление, таким образом, оказывается результатом предшествующего и непроработанного межличностого слияния. Здесь уже прослеживается механизм, который будет использоваться в зрелом возрасте - сепарационную травму можно не переживать, но справиться с ней благодаря действию примитивных защитных механизмов.

Следующий этап развития подразумевает наличие между субъектом и объектом символической прослойки, которая локализует отношения в промежуточном пространстве, на границе, а не внутри психики. Она позволяет строить отношения с целостным объектом, а не с его отдельной аффективной частью и поэтому предполагает наличие целостного, не разделенного на части субъекта. Она позволяет сохранять автономию и манипулировать символами, а не объектами, как это было на предыдущей стадии.

Это является одним из главных приобретений невротического уровня - Я всегда больше, чем его аффект. Среда перестает действовать на невротика напрямую, она опосредуется значениями и смыслами, которыми можно управлять.

Символическая прослойка является той буферной зоной, которая может всячески меняться и деформироваться без угрозы целостности объекта. “За моей спиной обо мне можно говорить и меня можно даже бить” - относится к невротическому уровню, на котором обитает бОльшая часть живых существ.

Разумеется, невротическая организация предполагает возможность обратимых пограничных и даже шизоидных реакций.

Как обычно регулируется протекание психической жизни? Тревога, с которой сталкивается субъект, может быть переработана либо через изменение поведения, когда психическое возбуждение получает больше поддержки за счет расширение зоны осознавания, либо с помощью психических защит, которые зону осознавания сужают и тем самым подавляют тревогу.

Травма как пограничная ситуация.jpg

На невротическом уровне развития психические защиты реализуются через смысловую, то есть символическую сферу. Например, мы вытесняем то, что оказывается неприемлемым или объясняем то, что не имеет объяснения.

Если высшие психические защиты невротического регистра не справляются, тогда им на помощь приходят защиты более грубого порядка, которые имеют дело с несимволизированным аффектом. Эти примитивные защиты являются последней линией обороны перед тем, как личность погрузится в состояние первобытного аффективного хаоса, из которого она появилась.

Травматическое событие, таким образом, оказывается той ужасной катастрофой, которая ставит личность перед возможностью глубокого регресса, вплоть до состояния психической дезорганизации. Травма пробивает личностную организацию насквозь, это событие высочайшей интенсивности, которое невозможно переработать силами невротических защит, которое превозмогает ресурсы символизации.

Травма в психическом измерении представлена несимволизированным аффектом, который можно остановить только с помощью пограничных реакций. В противном случае регрессия может дойти до шизоидного уровня, на котором единственным действующим “механизмом защиты” является отказ от жизни, то есть психическая смерть. Чтобы этого не происходило, травматический аффект должен быть изолирован от самости с помощью расщепления.

В итоге возникает парадоксальная ситуация - с одной стороны, травматическая диссоциация останавливает разрушение психики, с другой - формирует бессознательное аффективное состояние, которое искажает сознательную “внешне нормальную” часть личности, то есть останавливает это разрушение на предыдущем уровне организации. Личность выживает, но платит за это слишком высокую цену.

Незавершенная травматическая ситуация стремится к своей переработке, однако эта цель не может быть достигнута в силу ограниченности личностных ресурсов. Поэтому травматическое повторение не ведет к исцелению травмы, но скорее усиливает ощущение беспомощности и бессилия.

Это в свою очередь увеличивает деформацию внешне нормальной личности, которая обучается контролировать аффект через ограничение своей витальности, а не с помощью расширения возможностей для ее проявлений.  

Травматик старается переработать травму не с помощью контактирования с диссоциированным аффектом, на которое у него не хватает сил, но через разыгрывание травматической ситуации вновь и вновь. Если раньше катастрофа в установлении границ переносилась вовнутрь, то сейчас травматический аффект выносится наружу.

Эта стратегия является пограничным решением, поскольку в этом случае травматик одновременно и слит со своим аффектом и отчужден от него. Он как будто бы утверждает, что мой аффект и есть моё Я, моя предельная психическая реальность, за которой больше ничего нет - ни будущего, ни прошлого.

И при этом он не может контактировать с ним изнутри своего Я, поскольку это приведет к нарастанию аффекта и будет угрожать ретравматизации. Это и обеспечивает “идеальную” форму контроля - не касаюсь, но и не отпускаю.

Мы помним, что пограничная конъюнктура это одновременно и желание связи, и нападение на нее. Плохой внутренний объект угрожает разрушить хороший, поэтому терапия травмы заключается в необходимости выйти в депрессивную позицию, то есть заполучить возможность их интеграции.
 
Невротик мог бы сказать, что мой аффект это то, что иногда случается в определенных обстоятельствах, но это не всё мое Я. Мои аффекты определяются моими фантазмами, а не объектами. Невротик создает связь, тогда как пограничный клиент ею порабощен.

В пограничном реагировании между субъектом и объектом пропадает граница и поэтому у аффекта нет адресата - формально направляясь на объект, он действует на территории собственной психики. Аффект не эвакуируется за ее пределы, в символическое пространство между, в котором может происходить обмен, но подобно разбушевавшемуся быку в тесном помещение, разрушает его внутренние структуры.

Аффект необходимо подавлять, поскольку нет иной возможности его переработать. Поэтому расщепление создает внутри психики границы, которые отсутствуют между двумя психиками.

Проводя дифференциальную диагностику между кризисом и травмой, можно сделать вывод о том, что первое состояние относится к невротическому, а второе - к пограничному ответу на резкое изменение жизненных ситуаций.

Эти два состояние по разным параметрам оказываются прямо противоположными друг другу. Так, кризис обладает внутренней логикой развития, которая приводит к его спонтанному разрешению, тогда как травма останавливает психическое развитие и не может быть исцеленной за счет собственных ресурсов.

Кризис предполагает компромисс между потребностью в стабильности и потребностью в развитии; травма же инвестирует в стабильность путем ограничения витальности. Изменения личности в ходе кризиса являются постепенными и сопровождают изменения в системе отношений; при травме наблюдается резкое искажение личностного профиля, который не улучшает внешнюю адаптацию, но отражает процесс внутренней диссоциации.

Кризис является катастрофой в смысловой сфере, тогда как травма действует мимо символического измерения и застревает в теле в форме незавершенной реакции борьба-бегство.

Соответственно, работа с травмой как с пограничной ситуацией осуществляется с помощью ее “невротизации”, то есть путем перевода нарушений из более архаичного, в более зрелый регистр. Травматик с трудом может находиться в средней зоне окна толерантности, поскольку нарастание психического возбуждения угрожает его лавинообразному усилению.

Аффект травматика может быть канализирован в отношениях, поскольку эмоции являются, прежде всего, контактным феноменом. Таким образом, одним из фокусов в работе с травматическими переживаниями является создание адресата для их проявлений, поскольку это усилие приводит к появлению границы между субъектом и объектом. Аффект упаковывается в символическую функцию, которая позволяет придавать значения происходящему.  

Другими словами, здесь мы подходим к экзистенциальному вопросу о том, что такое человек и вокруг чего он собирается, что является его систематизирующим и организующим началом? В случае травмы, как пограничной ситуации,человек как будто бы исчезает из конфликтного поля, возникающего на границе контакта и теряет способность выдерживать диалектическое напряжение.

Его главной потребностью остается стремление к безопасности и, таким образом, он перестает взаимодействовать с миром, погружаясь в аутистический кокон.Травматик отрицает свою нуждаемость и, тем самым, автономию. Следовательно,травматический дискурс сохраняет условный контур человека, стирая его внутреннее содержание.

Невротическая же организация, как ориентир, на который мы можем равняться в ходе терапии травмы, выстроена вокруг желания, как символического выражения потребности. Невротик разрушает преграды, в то время как травматик обеспечивает их незыблемость.

Можно сказать о том, что невротик живет желаниями, тогда как травматик обходится потребностями. Травматик одержим аффектом, который он не может эвакуировать, поскольку для этого необходимо адресовать его конкретному человеку в определенной ситуации, а не своей проекции, с которой невозможно разотождествиться.

Терапия 

Терапия травмы, таким образом, ставит своей задачей нарциссическое ре-инвестирование субъекта через обнаружение своей нехватки и движение в сторону Другого. Эдипальная ситуация, исцеляющая травму, приводит к тому, что Другой оказывается тем символическим третьим, который выдергивает субъекта из слияния со своим аффектом.

Именно поэтому травма оказывается той ситуацией, которая не разрешается самостоятельно, поскольку она форматирует регистр личностной организации. Травма, приводя к регрессу и возможному распаду психики, нуждается в отношениях, поскольку они, в свою очередь, являются началом любой психической реальности.   

Метки: Невроз, Психическая травма, Пограничное расстройство личности,

Комментарии для сайта Cackle

Читать по теме:

3 средства от беспомощности

3 средства от беспомощности

02.09.2017
1501
Доказано, что если человек систематически: испытывает поражение, несмотря на все усилия; переживает трудные ситуации, в которых его действия ни на что не влияют; оказывается среди хаоса, где постоянно меняются правила и любое движение может привести к наказанию — у него атрофируется воля и желание вообще что-то делать. Приходит апатия, а за ней — депрессия.

Метки: Мотивация, Личность, Неуверенность в себе, Психическая травма, Нерешительность,

Обреченные на вечные муки

Обреченные на вечные муки

30.08.2017
1347
Юлия Терехова, психолог: "У каждого из нас есть какие-то свои страхи — «хвосты», которые за нами тянутся из нашего детства. Мы платим за них не построенными семьями, не рожденными детьми, не реализованными проектами, океаном упущенных возможностей. Их цена — неудовлетворенность жизнью и самими собой и смирение с тем, что нам не нравится и не подходит."

Метки: Страх, Стресс, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

Внутренние феномены пограничного состояния. Пустоты в личности

Внутренние феномены пограничного состояния. Пустоты в личности

08.08.2017
1829
Ирина Ситникова, психолог: "Ощущая отчаяние и усталость, и, чтобы как-то снизить напряжение, семья находит выход в том, чтобы «назначить козла отпущения», то есть того, кем можно заткнуть все «течи» разом, так как пограничный не осознаёт свою дыру, пустоту в своей личности, а приписывает проблему другому и пытается что-то делать с ним."

Метки: Пограничное расстройство личности,

Не быть жертвой

Не быть жертвой

20.07.2017
13002
Психолог Михаил Лабковский: "Когда вас просят садиться, а вы отвечаете: «Спасибо, я постою», — вы ведете себя как жертва. Когда женщина живет с бойфрендом, который не только не собирается жениться, но даже не горит желанием сводить ее в кино, а приезжает только по ночам, причем ей это не нравится, но она терпит — она жертва."

Метки: Страх, Неуверенность в себе, Психическая травма, Стыд, Нерешительность,

Конфликты с истероидами

Конфликты с истероидами

18.07.2017
3517
Врач-психиатр Наталья Стилсон: "Истерики склонны создавать конфликтные ситуации и даже тяготеют к ним. Любой конфликт это настоящая жизнь для них, прекрасная возможность показать себя в разных ролях - оскорбленного, жертвы, умного преследователя, хитрого интригана, рокового мужчины/женщины, в принципе тут неисчерпаемый спектр."

Метки: Невроз, Истерия,

"Невольный узник собственных сомнений" или Внутренний Травмированный Ребенок

"Невольный узник собственных сомнений" или Внутренний Травмированный Ребенок

04.07.2017
3367
Гештальт-терапевт Тина Уласевич: "Вспомните человека, который вас «бесит», — посмотрите внимательно и вы увидите в нем свое искаженное отражение. Когда в другом человеке мы замечаем те качества, которые однажды себе запретили, внутри нас вскипает ничем не оправданное бешенство, и на этом человеке мы стремимся выместить всю ту злость, которую испытываем к самим себе."

Метки: Застенчивость, Чувство вины, Неуверенность в себе, Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Нерешительность,

Портрет жертвы деструктивного человека: первичный выбор нарцисса и социопата

Портрет жертвы деструктивного человека: первичный выбор нарцисса и социопата

27.06.2017
11497
Нарцисс склонен выбирать во всех смыслах выдающихся людей. Внешняя привлекательность, одаренность, популярность, оптимизм, энергичность, витальность — все это вызывает нарциссическую зависть и бессознательное стремление к слиянию с идеализируемым объектом, дабы «достроить» свою крайне иллюзорную, зыбкую личность, а точнее, ее имитацию.

Метки: Созависимость, Нарциссизм, Психическая травма, Психопатия, Эмоциональная зависимость, Спасательство,

Психологическая травма: советы психолога

Психологическая травма: советы психолога

22.06.2017
2704
Психолог Оксана Ткачук: "Избыточное реагирование, когда реакция больше, чем вызвавший её стимул, является показателем наличия травмы. Травмированный человек зачастую нейтральный стимул воспринимает как опасный. Это случается и в отношениях с людьми: безопасных людей они воспринимают как опасных, и наоборот. Таким образом, у травматиков постоянны ошибки восприятия."

Метки: Бессонница, Стресс, Тревожность, Психическая травма,

"Как бросить любимого, если понимаешь, что он козел?"

"Как бросить любимого, если понимаешь, что он козел?"

22.06.2017
6479
Психолог Михаил Лабковский: "В невротических отношениях вам важен не сам человек, а те эмоции, которые он поставляет в вашу жизнь. Партнер для невротика – это объект, в котором удобно размещается обида на родителей, да и всех остальных обидчиков тоже. Обида и чувство унижения – это вообще его основные и любимые эмоции."

Метки: Невроз, Отношения, Созависимость, Эмоциональная зависимость,

Брошенность и запрет проявляться

Брошенность и запрет проявляться

12.06.2017
5135
Гештальт-терапевт Евгения Рассказова: "Переживания мучительной зажатости и скованности в общении, то, что мы называем «запретом проявляться», бывают связаны с эпизодами брошенности в раннем возрасте. Нет человека, который в детстве не пережил бы ситуацию, когда его оставляли близкие люди. Но не всякая оставленность становится именно брошенностью, травмой. Весь вопрос в том, как оставили, кто оставил, на какой срок. Расскажу вам историю работы с женщиной по имени Мария."

Метки: Застенчивость, Неуверенность в себе, Психическая травма, Телесные блоки, Нерешительность,

Гипертрофия воли или путь самонасилия

Гипертрофия воли или путь самонасилия

11.06.2017
6213
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "В терапии часто замечал у клиентов, склонных к соматизации, высокий уровень напряжения, сложности с расслаблением, повышенную волевую активность: как будто они всегда находятся в состоянии готовности к действию. Я называю этот феномен гипертрофией воли или самонасилием."

Метки: Невроз, Стресс, Тревожность, Психосоматика,

"Важно не плакать для себя, а плакать кому-то или для кого-то"

"Важно не плакать для себя, а плакать кому-то или для кого-то"

08.06.2017
2056
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Причиной психической травмы или точнее посттравмы выступает не само по себе событие, а невозможность разместить аффективный, когнитивный, телесный, поведенческий и др. процессы на границе контакта со средой. Важно не плакать для себя, а плакать кому-то или для кого-то."

Метки: Психотерапия, Психическая травма, Посттравматическое стрессовое расстройство,

«У меня все под контролем!» - это диагноз

«У меня все под контролем!» - это диагноз

05.06.2017
3452
Психолог Михаил Лабковский: "У кого все под контролем? Точнее, якобы под контролем? А еще точнее, кто хотел бы, чтобы у него все-все было под контролем? Скажем прямо: это больной человек. Стремление контролировать как можно больше, а по возможности вообще все — это яркий симптом тяжелого невротика, обуреваемого параноидальным страхом. Первые признаки невротизации в этом плане невинны: люди перепроверяют, выключен ли газ, возвращаются, чтобы убедиться, что утюг не остался включенным, краны не текут, а окна закрыты."

Метки: Невроз, Обсессивно-компульсивное расстройство,

Пограничное расстройство личности

Пограничное расстройство личности

26.05.2017
5074
Психолог Екатерина Тарасова: "Люди с пограничным расстройством личности страдают от перемен настроения, необдуманных импульсивных поступков, нарушений мышления, где преобладают «додумывание» за другого человека, катастрофизация событий, предсказывание ситуаций, неверное толкование фактов, тенденции к злоупотреблению алкоголем и ПАВ, что значительно снижает качество жизни в целом."

Метки: Пограничное расстройство личности,

Влияние травмы развития на структуру характера

Влияние травмы развития на структуру характера

25.05.2017
4314
Психолог Оксана Ткачук: "Травма развития происходит в том случае, если основные потребности малыша в силу различных причин систематически и постоянно не считываются и не удовлетворяются близкими людьми. Это имеет неизбежное влияние на формирование его характера — в частности и судьбы — в целом."

Метки: Нарциссизм, Личность, Психическая травма, Перфекционизм,

Навязчивые мысли: причины возникновения и методы их остановки

Навязчивые мысли: причины возникновения и методы их остановки

21.05.2017
5662
Психолог Павел Зайковский: "Навязчивым мыслям подвержены люди с низкой самооценкой, отсутствием уверенности, постоянным страхом и тревогой. Поэтому, главная трудность самостоятельного избавления от навязчивых мыслей – переубедить самого себя в том, что эти мысли нерациональны".

Метки: Невроз, Обсессивно-компульсивное расстройство,

Грязная девчонка

Грязная девчонка

18.05.2017
4030
Психолог Анастасия Платонова: "Тема развратных действий по отношению к детям рассматривается в нашем обществе очень однозначно. В ней не допускается возможностей для чего-то еще кроме отвращения, осуждения, запрещенности. — Я хочу отмыться, когда думаю об этом. Я чувствую себя грязной, непотребной. Он трогал меня, а этого нельзя было делать. Я же была ребенком".

Метки: Сексуальность, Психическая травма, Насилие, Женщины, Психологическое насилие,

Психолог Михаил Лабковский: "Я нашел работающую методику и оказался популярнее, чем Фрейд!"

Психолог Михаил Лабковский: "Я нашел работающую методику и оказался популярнее, чем Фрейд!"

17.05.2017
12051
"Моя задача — решить его проблему так, как он ее видит, а не так, как вижу ее я. Когда я был обычным психологом, психоаналитически ориентированным, я, как и все, спрашивал про маму с папой, про детские травмы. Но потом понял, что это не работает: ведь как то, что произошло в твоем детстве, решит твои нынешние проблемы?"

Метки: Невроз, Психотерапия,

Расщепление, интеграция и амбивалентность

Расщепление, интеграция и амбивалентность

12.05.2017
3849
Врач-психотерапевт Этель Голланд: "Неспособность совладать со своими аффектами при том, что как будто бы "все ясно", и на когнитивном уровне понятно, что необходимо делать, приводит к очень  мучительному чувству собственной некомпетентности и неполноценности. Ну и дальше индивидуально — у кого стыд, у кого вина, а у кого просто беспросветная безнадежность. Реально доступной терапевтической задачей здесь становится, как ни парадоксально, выход на расщепление."

Метки: Чувство вины, Пограничное расстройство личности, Стыд,

Центральная драма нарцисса: какой я?

Центральная драма нарцисса: какой я?

04.05.2017
6955
Гештальт-терапевт, Сергей Смирнов: "Самооценка нарцисса сильно зависит от мнения окружающих и либо хронически пониженная, либо крайне неустойчивая. Люди с другими типами личности могут использовать других для поддержания самооценки время от времени. Нарцисс же, будучи ненасыщаемым в этом плане, заинтересован в этом всегда. При этом, опять же, в силу ненасыщаемости, он будет стремиться брать от человека больше. Останавливать себя он сможет, разве что, страхом "надавить слишком сильно и получить осуждение."

Метки: Невроз, Нарциссизм, Стыд, Самооценка,

ХОЧУ и буду

ХОЧУ и буду

28.04.2017
23488
Психолог Михаил Лабковский: "Шесть правил, которые помогли не одному десятку людей выйти из невроза – результат 30 лет практики. Это не значит, что я думал над ними 30 лет. Скорее однажды они сами стихийно выстроились, как таблица Менделеева в голове у Менделеева, когда он проснулся."

Метки: Невроз, Уверенность, Личность,

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

"Меня били - и ничего, человеком вырос"

19.04.2017
6126
Экзистенциальный психотерапевт Екатерина Бойдек: "Я слышала эти истории не раз. Как это было всегда неожиданно. Как нельзя было никак предотвратить и защититься. Как нельзя было плакать, жаловаться и вообще что-то чувствовать. Истории про то, как били родители."

Метки: Домашнее насилие, Неблагополучная семья, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Противоядие от психической травмы

Противоядие от психической травмы

15.04.2017
3145
Сейчас человек очень одинок в своих чувствах. За нами больше не стоит наш род, община. Стыдно признаваться в своей слабости. Не принято и нет времени делиться истинными переживаниями.

Метки: Психическая травма,

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

О тех, кого рано лишили детства. И взрослости тоже

14.04.2017
15700
Екатерина Бойдек, экзистенциальный психотерапевт: "Есть такие дети, которые слишком рано повзрослели. Повзрослели потому, что не было рядом с ними надежных взрослых, родителей, на которых можно положиться. Пьющий, непредсказуемо, то пьяный, то трезвый папа. Инфантильная мама, не способная к принятию решений, вечно обижающаяся, перекладывающая на ребенка ответственность за свое состояние."

Метки: Инфантильность, Психическая травма, Психологические защиты, Детско-родительские отношения,

Психотерапия пограничного клиента

Психотерапия пограничного клиента

09.04.2017
6917
Гештальт-терапевт Геннадий Малейчук: "Пограничные клиенты будут регулярно нарушать Ваши профессиональные и личные границы, чаще всего следующими способами: пытаться превратить терапевтические отношения в дружескую или любовную связь; задерживать время терапии любой ценой; отказываться покидать кабинет после окончания сеанса; не оплачивать встречи; предпринимать откровенные попытки соблазнить терапевта...

Метки: Психотерапия, Пограничное расстройство личности, Границы,

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

Кто такие токсичные родители: проблема постсоветского пространства

04.04.2017
9539
Клинический психолог Юлия Лапина: "Токсичные родители – это вообще про тонкие материи. У нас в обществе пока что не до конца табуировано даже физическое насилие по отношению к детям, а тема о вербальном насилии и уж тем более о токсичных манипуляциях – вообще что-то из рубрики «их нравы» (читай – зажрались)."

Метки: Депрессия, Психическая травма, Психологическое насилие, Детско-родительские отношения,

Мама, я фраера люблю

Мама, я фраера люблю

03.04.2017
6988
Психолог Михаил Лабковский: "Показательный случай, когда ко мне на консультацию пришла женщина с поломанной рукой – муж сломал по пьянке. И это был ее третий муж. Первый устроил ей перелом основания черепа чуть ли не на свадьбе, второй тоже жестоко пил. И как все, кто замужем за алкоголиками, она спрашивала, что делать, «ведь человек-то хороший, а когда трезвый – такой добрый и так всех любит!»

Метки: Невроз, Отношения, Женщины, Мужчины,

Почему мужчины любят истеричек

Почему мужчины любят истеричек

30.03.2017
17018
Психотерапевт Михаил Литвак: "В моей практике были несколько пациентов, которые были влюблены в истеричек и не могли их оставить, хотя и понимали, что такие отношения ни к чему хорошему не приведут. Один из таких мужчин из успешного бизнесмена превратился в слугу и водителя истерички Сладкозвучной Сирены, весь его бизнес пришел в упадок, так как всё время он посвящал ей и её прихотям. Эта история подтолкнула меня к изучению такого рода отношений."

Метки: Невроз, Отношения, Истерия, Женщины, Мужчины,

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

Про детские психотравмы и взрослых невротиков

24.03.2017
19713
Психолог Михаил Лабковский: "Многие считают себя интровертами. На самом деле интровертами они были не всегда. Просто в детстве они пытались поделиться с мамой и папой своими секретами и тут же выяснили, что это никому не интересно (услышали про некогда, отстань и не морочь мне голову)."

Метки: Невроз, Психическая травма, Детско-родительские отношения,

Фобии: краткий обзор методов лечения

Фобии: краткий обзор методов лечения

21.03.2017
2450
Наиболее эффективными видами лечения фобий являются когнитивно-поведенческая терапия, гипнотерапия и медикаментозное лечение. Лечение простых фобий, как правило, ограничивается психотерапией. Глубинные методы (гипнотерапия, гештальттерапия, телесная терапия и др.) направлены на поиск причины заболевания и его проработку. Наиболее эффективным методом в этой области зарекомендовала себя гипнотерапия.

Метки: Фобии, Гипноз, Психическая травма,

Интервью недели

Расширение сознания, или Почему жизнь – это оргазм

Расширение сознания, или Почему жизнь – это оргазм

Светлана Кольчик взяла интервью у Роберта Турмана о счастье и смысле жизни.

Роберт Турман

Профессор Колумбийского университета, буддист, близкий друг Далай-ламы и один из главных мыслителей планеты

Поделиться

Метки

...
Агрессия Арт-терапия Биполярное расстройство Воспитание Гипноз Границы Деньги Депрессия Детско-родительские отношения Домашнее насилие Женщины Зависимость Застенчивость Измена Инфантильность Карьера Коммуникации Конфликты Кризис среднего возраста Личность Любовь Манипуляции Материнство Мотивация Мужчины Нарциссизм Насилие Неблагополучная семья Невроз Нерешительность Неуверенность в себе Обида Одиночество Отношения Панические атаки Пограничное расстройство личности Подростковый возраст Психическая травма Психологический кризис Психологическое насилие Психосоматика Психотерапия Развитие личности Развод Самооценка Сексуальность Семейные кризисы Семья Случаи из практики психотерапии Снижение полового влечения Созависимость Страх Стресс Стыд Счастье Тревожность Трудное поведение Уверенность Управление эмоциями Фобии Чувство вины Шизофрения Эмоциональная зависимость